Елена Бережная и Антон Сихарулидзе – одна из главных пар в фигурном катании.

До Сихарулидзе Бережная каталась с опасным парнем: он бил ее на тренировках и рассек голову коньком

Вы точно вспомните их, даже если не следили за фигуристами до 2018-го:

• они выиграли Олимпиаду-2002 в Солт-Лейк-Сити, но оказались участниками грандиозного скандала – пересмотра итогов, повторной церемонии награждения и двух пар с олимпийским золотом;

Скандал, изменивший фигурное катание: столкновение на льду, подкуп судей и два золота

• до Игр-2002 они выиграли 2 чемпионата мира и 3 чемпионата Европы, но и тут не обошлось без скандала – один европейский титул у пары отобрали за допинг партнерши;

• в 2000-м в допинг-пробе Бережной нашелся псевдоэфедрин – фигуристка объяснила, что принимала содержащее его лекарство от простуды, и получила 3-х месячную дисквалификацию;

• оба партнера после спорта побывали депутатами в Госдуме: Сихарулидзе в 2007-м, Бережная – в 2016-м.

Но главный момент в их жизни случился до того, как они стали парой на льду.

***

В 1991 году 14-летнюю Бережную, только приехавшую в ЦСКА из Невинномысска, поставили в пару с 19-летним Олегом Шляховым. Рижский фигурист недавно расстался с очередной партнершей (до Бережной он пробовал кататься с 7 девушками) и тренировался в Москве в ожидании новой.

Ей оказалась Бережная – тренер Владимир Захаров искал подходящего партнера и предложил свободного Шляхова. Бережная согласилась.

До Сихарулидзе Бережная каталась с опасным парнем: он бил ее на тренировках и рассек голову коньком

Едва начав совместные тренировки, новая пара сорвалась в Ригу по настоянию мамы Олега. Латвия с сезона-1992/93 собирала самостоятельную команду – перед Шляховым с Бережной маячила перспектива топ-турниров.  

Они дебютировали на ЧЕ-1993 в Хельсинки (8-е место) и прошли вместе 4 сезона: 3 чемпионата мира, Игры-1994 в Лиллехаммере (8-е место), победа на французском этапе Гран-при в 95-м.

Довольно быстро Бережная поняла, почему от Шляхова так быстро сбегали партнерши.

«Однажды на тренировке не получился прыжок, я к Олегу спиной повернулась, еду, отдыхаю, и вдруг – бац! – получаю кулаком между лопаток! «Куда поехала? Делай давай!» – Бережная вспоминала, что Шляхов был груб с ней на льду и часто бил.

«Сначала бил, чтобы не видел никто, и прощения просил. А когда начали выигрывать на крупных соревнованиях, будто с ума сошел. Стоило допустить ошибку, он заводился с места в карьер, орал, набрасывался с кулаками. Есть люди вокруг нас, нет – ему было уже все равно».

Мама Олега знала о неадекватности сына, водила его к экстрасенсам в надежде снять порчу, а дома (она выделила Бережной отдельную комнату в своей квартире) ставила партнерше сына компрессы со словами «терпи, ничего не поделаешь, такой он у нас сумасшедший».

Когда в 1994-м пара переехала в Питер, не выдержала даже новый тренер Тамара Москвина: «Лена, ты понимаешь, что живешь в рабстве и никаким другим словом это не называется? Да, страшно остаться без пары. Но может быть, лучше совсем без партнера, чем с таким?».

***

Шляхов действительно считался странным фигуристом. Тренер Олег Васильев, который работал с ним и его новой – после Бережной – партнершей Еленой Сырохватовой, вспоминал:

До Сихарулидзе Бережная каталась с опасным парнем: он бил ее на тренировках и рассек голову коньком

«Прежде чем стать их тренером, я долго советовался. Мне говорили: «Если хочешь сломать себе жизнь, соглашайся». Я их слушал, но в итоге решил попробовать. Олег был больным человеком. Состоял на учете в психоневрологическом диспансере в Риге. Ему необходимо было постоянно принимать медикаменты. В обычной жизни никакой угрозы обществу он не представлял. Но на фоне высоких спортивных нагрузок, тренировок переставал контролировать себя. Мог ударить партнершу, кого-нибудь еще. А уже через пять минут забыть об этом».

У Москвиной тоже остались негативные воспоминания о Шляхове: «Если, например, они случайно выезжали из прыжка на близком расстоянии, и Лена падала, то он до последнего момента не убирал свободную ногу, которая была направлена прямо на нее».

Но Бережная продолжала терпеть Шляхова и его агрессию. На питерском льду она подружилась с Антоном Сихарулидзе – он был старше на год и катался рядом в паре с Марией Петровой. Их дружба вскоре переросла в чувства, которые долго скрывали – Лена и Антон боялись развалить свои пары, уже соперничающие на главных стартах.

Впрочем, долго утаивать отношения от Шляхова не удалось – Бережная вспоминала, как он следил за ними, устраивал уличные сцены, запирал Лену в комнате, когда уходил. Однажды Сихарулидзе, увидев, как Шляхов в очередной раз уронил партнершу с поддержки, даже устроил с ним разборку – остановило только вмешательство Москвиной.

***

В декабре 1995-го Шляхов с Бережной снова уехали в Ригу – на 3-недельные сборы перед Евро.

6 января – за неделю до турнира – они вышли на утреннюю тренировку. По плану предстояла отработка параллельного вращения в либеле – с отведенной назад прямой ногой. 

«Вдруг совсем близко от себя я увидела конек Шляхова. Хотела крикнуть: «Что ты делаешь!» – но не успела. Удар в висок, я падаю: на льду расплывается алое кровавое пятно. Острой боли не было, я оставалась в сознании и наблюдала за всем словно со стороны», – ужасное воспоминание Бережной.

Фигуристка лежала на льду в сознании, но не отвечала на вопросы собравшихся вокруг. Шляхов вынес партнершу со льда на руках, дождался скорой помощи и прыгнул в карету вместе с матерью, следившей за тренировкой.

В больнице Бережной оперативно обработали рану, наложили швы – все это время она находилась в сознании. Врачи пытались общаться с ней, но Лена молчала – поначалу ее поведение приняли за шок. Только когда в палату заглянул нейрохирург, стало понятно – фигуристка все понимает, но не может произнести ни слова.

Оказалось, что конек раздробил череп и задел речевой центр – потребовалась срочная трепанация. Операций было две – Бережная надолго оказалась прикованной к больничной койке.

***

До Сихарулидзе Бережная каталась с опасным парнем: он бил ее на тренировках и рассек голову коньком

Каждый день к ней приходила мать и учила говорить заново – читала книги, показывала картинки, разговаривала. Олег тоже заходил – извинялся, обещая, что они будут в строю уже к чемпионату мира. Но когда ему объявили, что пары больше не существует, а Лену при первой возможности увезут в Россию, возмутился и долго сопротивлялся.

«Какое вы имеете право уезжать? Вы хоть представляете, сколько в нее денег вложено? Вам никогда не расплатиться!» – Бережная хорошо запомнила первую реакцию Шляхова.

Едва откатав чемпионат Европы (тот, к которому готовились Бережная со Шляховым), в рижскую клинику прилетел Сихарулидзе:

«Захожу в палату, десять коек заняты, какие-то тетки. Переминаюсь с ноги на ногу – где Лена? А она за дверью, на раскладушке. Мест не было, вот и пристроили. Хорошо, не в коридоре. Весила Лена килограммов тридцать, кожа да кости. Голова забинтована. Начинаю вопросы задавать – молчит, глазами хлопает. Я в ступоре.

Выяснилось, задет речевой нерв, говорить не может. Я вышел на улицу, стрельнул у врачей сигарету. Спросил: «Когда речь восстановится?» А в ответ: «Кто ж знает? Вообще никаких гарантий. 50 на 50». Меня разрывало изнутри. Понятно, травма тяжелейшая. Но то, что Лена, возможно, не будет говорить. Мозг отказывался принимать происходящее. Стоял в растерянности: «Елки-палки, что делать? Как жить дальше?» – рассказывал Сихарулидзе «Спорт-Экспрессу».

Он проводил с Леной в Риге все время, выводил на прогулку, тоже читал ей – Пушкина, Андерсена, Дюма. Почти месяц Антон жил возле Бережной и вернулся в Питер только после выписки – с ней и ее мамой.

Бережная и Шляхов с тех пор не общались ни разу.

***

После больницы Елена долго боролась с последствиями травмы: медленно говорила, заикалась, забывала отдельные слова и названия, решала проблемы с координацией.

До Сихарулидзе Бережная каталась с опасным парнем: он бил ее на тренировках и рассек голову коньком

На лед Бережная быстро вырвалась по совету врачей – вместе с Сихарулидзе, хотя о возвращении в фигурное катание не шло и речи. В это не верила и Москвина:

«Сели с Антоном, все обговорили, решили, что наша задача – максимально восстановить Лену в плане здоровья, а не катания. Когда Бережная впервые после травмы пришла на каток и сказала, что хочет кататься, я себе мысленно сказала: Тамара, ты сядешь в тюрьму. Но она действительно очень хотела. Поэтому я продумала и многократно просчитала каждый шаг, предварительно обсудив все нюансы с врачами. Хотя многие меня тогда осуждали, говорили, что ради своих амбиций я готова угробить больного ребенка».

Первое время Бережная с Сихарулидзе катались по кругу, выполняли простейшие элементы на льду – без поддержек, вращений, прыжков. К серьезным тренировкам они приступили осенью 96-го (через 9 месяцев после травмы), а уже в январе выиграли бронзу чемпионата Европы-1997.

До Сихарулидзе Бережная каталась с опасным парнем: он бил ее на тренировках и рассек голову коньком

После возвращения из Риги они жили вместе 6 лет – сначала в питерской двушке у родителей Антона, потом у Москвиной в американском городке Хаггенсак, – но так и не решились на свадьбу. В 2002-м, завершив любительскую карьеру, Бережная и Сихарулидзе расстались, но продолжили кататься вместе в шоу.

Бережная вышла замуж за известного британского фигуриста Стивена Казинса: у них родились сын Тристан (в 2007-м, причем его крестным стал Сихарулидзе) и дочь София-Диана (в 2009-м). Но в 2012-м пара распалась.

Сихарулидзе был женат на Яне Лебедевой – дочери миллиардера Леонида Лебедева. Брак продержался всего пару лет (2011-2013). Несколько лет спустя Антон женился на Виктории Шаманской, которая взяла его фамилию и родила сыновей: Георгия в 2014-м и Виктора в 2016-м.

Бережная и Сихарулидзе не стали семьей, но сохранили добрые отношения.

До Сихарулидзе Бережная каталась с опасным парнем: он бил ее на тренировках и рассек голову коньком

Найти актуальную информацию об Олеге Шляхове не удалось. По словам его последнего тренера Олега Васильева, Шляхов отошел от фигурного катания, пытался заниматься в Латвии бизнесом, связанным с мобильными телефонами.

«Уверена, у Олега не было злого умысла. Моя травма – случайность, техническая ошибка. Его или моя — уже никто не узнает, но она изменила наши жизни», – а Бережная до сих пор уверена, что только благодаря той трагедии обрела свободу и счастье.

Фото: Gettyimages.ru/Gary M. Prior; РИА Новости/Александр Вильф, Владимир Родионов; spletnik.ru; sportmedicine.ru; РИА Новости/Екатерина Чеснокова

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

13 − одиннадцать =