Мотивы

Завершается Универсиада-2019 в Неаполе. А зимняя Универсиада в нынешнем году проходила в Красноярске. Плюс на днях Екатеринбург получил право на проведение Универсиады-2023 – правда, за отсутствием других желающих. Таковы главные факты, выступающие мотивами для написания очередной статьи. Но есть и ряд второстепенных фактов – порой, казалось бы, имеющих к студенческим играм весьма малое отношение:

а) в следующем году состоится Олимпиада в Токио;

б) Италия получила право на проведение Олимпиады-2026;

в) всех вновь заставили вспомнить Олимпиаду в Рио – на сей раз из-за коррупционного скандала;

г) WADA начало очень громко говорить о полученной российской базе данных – а там ведь и Олимпиада в Сочи, и Универсиада-2013 в Казани…

Впрочем, допинг и коррупция и вправду не имеют к моей сегодняшней статье никакого отношения. (Некоторые читатели с облегчением выдохнули.) А вот Олимпийские игры и названные страны – вполне себе имеют…

Универсиада как тренировка

Немного о начале

Начинались Универсиады 60 лет назад – в 1959 году. В той самой стране, в которой эти игры проходят нынче, – в Италии. Итальянцы очень любят студенческие соревнования – проводили их у себя целых пять раз, больше любой другой страны: в 1959, 1970, 1975, 1997 и вот – 2019 году. И это только летние игры. А зимние – аж шесть раз: в 1966, 1975, 1985, 2003, 2007 и 2013 гг. Более того – именно итальянцы ввели традицию предварять играми студенческими игры олимпийские, ведь в 1960 году Олимпиада прошла не где-нибудь, а в Риме.

Любили в своё время Универсиады и японцы – они провели эти игры трижды (в 1967, 1985 и 1995 году; плюс зимние – в 1991 году) и стали в данном плане первой азиатской страной-организатором. Только их опередили… бразильцы. Такие дела. Если Олимпиада у бразильцев получилась лишь три года назад (и сами знаете, насколько хорошо), то Универсиада – аж в 1963 году, в Порту-Алегри. Именно тогда студенческие игры впервые вышли за пределы Европы.

Сегодня тон в организации летних Универсиад задают дальнеазиатские страны – Китай, Тайвань, Южная Корея. Россия, как видите, старается не отставать. Причём выбирает себе отнюдь не случайные годы для их проведения – 2013, 2023… Догадываетесь, почему?

По двум причинам. И обе я уже успел упомянуть. Первая: студенческие игры – разминка перед Олимпийскими играми. Вторая – юбилей: сперва 40 лет, теперь вот 50. Именно столько лет назад прошла первая (и единственная) Универсиада в СССР – в 1973 году.

Универсиада как тренировка

Спорт – на втором месте

К сожалению, да.

В марте мы все обсуждали события в Красноярске. Видели, как российские спортсмены в одну калитку уделывают всех своих соперников. Но уже тогда журналисты в своих статьях (не говоря уж о сранорашкинцах в комментариях) недовольно писали, что, мол, иностранные спортсмены-студенты – это, в первую очередь, студенты, а российские – в первую очередь, спортсмены. А студенты – зачастую лишь формально. Чтобы не сказать – почти всегда.

Ещё грустнее то, что это – отнюдь не современное российское изобретение. (Как, кстати, и проработанный проект Олимпиады в Сочи.) Это всего лишь ещё одно советское наследие. Наследие, о котором Александр Галич в своей «Олимпийской сказке» выражался так:

Ей не до школы, не до книг…

Когда ж подходит срок,

Пятёрки ставит ей в дневник

Послушный педагог…

Доминирование студентов-«хозяев» наблюдалось и в Казани-2013, и в Москве-1973. Поэтому про спортивные итоги той, советской, Универсиады рассказывать особо и нечего – тому, кто поставил себе задачу выдать на-гора нечто новое и любопытное. Но, если вам угодно, с пресловутым доминированием можно ознакомиться, например, здесь. Это если вам нужны таблицы и краткие итоги. Если же хотелось бы документальных кадров – то вот здесь.

Последующий – надеюсь, и вправду новый и любопытный – материал я постараюсь подать повеселее. Хотя в начале 1970-х гг. ничего весёлого в этих делах не было. А был – краеугольный камень государственной внешней политики. С сегодняшней же колокольни это… Называйте сами, как хотите: сцена для театра абсурда, материал для рубрики «Нарочно не придумаешь», анекдот, просто бред какой-то…

Универсиада как тренировка

Подоплёка

Вкратце: у Советского Союза имелся «чёрный список» стран, с которыми нельзя было иметь никаких дел. В частности, гражданам СССР нельзя было ездить в эти страны, советским чиновникам – пускать в СССР граждан этих стран, а советским спортсменам, учёным, деятелям культуры и искусства и другим людям, регулярно выезжавшим за границу, – встречаться с представителями данных стран на международных мероприятиях. Как правило, это были страны «третьего мира», то есть находившиеся далеко от Москвы и не очень-то развитые экономически.

За что попадали в «чёрный список»? В основном – за сочетание двух факторов: проамериканская ориентация и активное бряцание оружием (Южная Корея, Тайвань, Южный Вьетнам, Израиль, Чили). Реже – за политику апартеида (ЮАР, Южная Родезия; тут уж СССР был не одинок в своём презрении). А ещё можно было попасть не то, чтобы в «чёрный», но – скажем так, в «тёмно-серый» список, если вы – европейская страна с военно-диктаторским режимом (Испания, Португалия, Греция).

В ноябре 1968 года вышло постановление Политбюро ЦК КПСС, регламентировавшее спортивные и иные отношения СССР с «нехорошими» странами. Были оговорены многие нюансы, однако в отношении трёх стран никакие исключения не допускались. Это были страны – части некогда единых государств, на территории которых СССР и США наиболее активно выясняли отношения в период «холодной войны»: Южная Корея, Тайвань и Южный Вьетнам.

Универсиада как тренировка

Первый блин комом

Ближе к концу 1960-х гг. укрепившийся во власти Леонид Брежнев начал как любитель спорта активно продвигать идею проведения в Москве Олимпийских игр. Идея сия витала в СССР и раньше, но большого энтузиазма у властей не вызывала – в первую очередь потому, что Никита Хрущёв любителем спорта не был.

Универсиаду же стали рассматривать как прообраз Олимпиады – тут пригодился и проведённый в 1957 году в Москве VI Всемирный фестиваль молодёжи и студентов, и итальянский опыт 1959-1960 гг. И вот в 1967 году, незадолго до начала первой азиатской Универсиады в Токио, СССР выдвинул свою кандидатуру на проведение в Москве студенческих игр 1969 года. Однако сделал это весьма неуклюже.

Судя по всему, Международная федерация университетского спорта (FISU) испытывала какие-то затруднения с проведением очередной Универсиады в 1969 году – всё никак не удавалось найти подходящий город. На этом-то и решили попаразитировать советские чиновники, прямо выдвинув свои жёсткие условия: не желаем принимать у себя студентов Южной Кореи, Тайваня и Израиля, только что проведшего победоносную Шестидневную войну против арабов. (Заметьте, вышеупомянутое постановление Политбюро ещё не было принято. Но советские политические принципы, разумеется, существовали задолго до него.) FISU предпочёл нарушить двухлетний цикл проведения студенческих игр, нежели выполнять такие условия.

Пресловутый отказ последовал не просто так, а в контексте общей случившейся конфронтации между социалистическими чиновниками от политики и международными чиновниками от спорта. Социалистические страны (а вернее, СССР и КНДР, остальные – де-факто вынужденно, за компанию) требовали, чтобы оргкомитет Универсиады в Токио изменил официальное название делегации Северной Кореи на «делегацию КНДР».

Небольшое пояснение. Разница между «спортсменами сборной России» и «олимпийскими атлетами из России» вам хорошо известна. Так вот: во времена «холодной войны» цена подобной разницы в названии была ещё выше. Признание Северной Кореи страной «народной демократии» было бы политической уступкой принципиального характера. Схожей уступки в те годы добивалась и, к примеру, сборная ГДР, не желавшая именоваться «сборной Восточной Германии». И таки добилась – уже в следующем году. Естественно, с помощью СССР. А ещё 10 лет спустя СССР вытребовал для ГДР другую важную по тем временам уступку: пусть соседская сборная именуется «сборная ФРГ», а не «сборная Германии». (Подобные политические страсти в 1970-х гг. кипели и вокруг Тайваня.)

Однако, во-первых, Япония была на стороне США – как по причине получаемого из-за океана финансирования, так и по причине спора с СССР за «северные территории», то бишь Курильские острова. А во-вторых – почему оргкомитет сугубо спортивных студенческих игр должен ориентироваться на политические пожелания КНДР, а не на официальное название страны в ООН? Короче, отказ был получен и здесь. В ответ СССР, КНДР, Куба, Польша, Чехословакия, Венгрия, Румыния и Болгария… бойкотировали Универсиаду в Токио. Вот так.

Универсиада как тренировка

Крутись, как хочешь

Следующая Универсиада прошла в 1970 году в Турине – там же, где и в самый первый раз, в 1959 году. После чего вновь пришлось нарушить двухлетний цикл: проводить очередные студенческие игры в 1972 году, то есть в год зимних и летних Олимпийских игр, – это уже слишком. Итак, 1973 год. И разговоры насчёт города-организатора этих игр велись в 1971 году.

Что успело произойти в СССР за четыре года в спортивно-политическом плане? Да, вышло то самое постановление Политбюро. Но, несмотря на него, СССР стал всерьёз претендовать на проведение у себя Олимпиады. Первый блин вышел комом и здесь – на выборах 1970 года Москву прокатили. Как и почему – отдельная интересная история, равно как и рассказ о том, что этим выборам предшествовало и что происходило сразу после них.

Когда страсти по поводу данного поражения улеглись (а они, разумеется, кипели!), СССР твёрдо решил взять у Запада реванш. И в итоге взял – в 1974 году. Как да с помощью чего – опять-таки отдельный интересный разговор. А пока что на дворе – 1971 год. СССР вновь подаёт в МОК заявку на проведение в Москве Олимпиады, а в FISU – на проведение в ней же Универсиады как прообраза.

Предварительных условий на сей раз не выдвигалось. Было даже принято ещё одно, «точечное», постановление Политбюро, в котором говорилось как о мероприятиях по подготовке студенческих игр, так и о том, что, мол, мировая общественность может быть спокойна: «при организации Универсиады будут соблюдены условия, вытекающие из регламента проведения данных игр». После чего и Исполком Моссовета как формальная инстанция предоставил гарантии о приглашении на Универсиаду всех стран – членов FISU без каких-либо оговорок.

Как известно юристам, частный закон «старше» общего. Но тут – всё-таки не сугубо внутреннее законотворчество, а общие внешнеполитические принципы против частной необходимости «прогнуться». Поэтому просто так сбрасывать со счетов постановление трёхлетней давности никто не разрешал. Теперь крутитесь, как хотите, товарищи, дабы «и невинность соблюсти, и капитал приобрести». Только смотрите – не вздумайте повторять за северокорейскими товарищами. Вы же знаете, как они один раз «выкрутились»: не пустили в Пхеньян на чемпионат мира по настольному теннису команду Израиля под предлогом «невозможности обеспечить безопасность его спортсменов».

Вот тут-то самое интересное и началось…

Универсиада как тренировка

Трусы или крестик

С Южной Кореей пришлось и впрямь тяжело. Как ни старались советские чиновники, никаких веских аргументов против приглашения данной страны на Универсиаду они не нашли. И это было ещё полбеды. Вся же беда заключалась в том, что наступить на горло необходимо было не только собственной песне, но и песне северных корейцев.

Обработка Пхеньяна велась во второй половине 1972 года и в начале 1973 года. По всем каналам – партийным, дипломатическим и прочим. Но люди Ким Ир Сена твёрдо, по-азиатски, стояли на своём: не пущайте их, и баста! Поэтому, когда, наконец, затягивать с приглашением Южной Кореи было уже нельзя, пришлось принимать волевое решение самостоятельно.

А чтобы северокорейские товарищи не слишком рычали в ответ, была заготовлена специальная справка. В ней, по сути, было сказано: либо трусы наденьте, либо крестик снимите. На Олимпиаде-1972 в Мюнхене вы участвовали? Участвовали. А на Олимпиаде-1972 в Саппоро? Тоже участвовали. На Универсиаде-1970 в Турине, наконец? Да-да, конечно, и там тоже. Так вот: ваши южные соседи тоже там участвовали. Принципиальные вы наши. Как на территории социалистической страны (СССР, Чехословакии, Болгарии) что-то затевается, так вы рогом упираетесь, а как на территории капиталистической – так ничего, уживаетесь как-то.

Ах, да: вы же, помнится, с соседями даже делегациями недавно обменялись. Да и представлены одновременно в десятках стран мира. Так что – ещё раз: либо трусы, либо крестик. Всё.

К сожалению, мне не удалось найти поимённый список всех 72 стран, приехавших на Универсиаду-1973, – только список стран-медалистов. Поэтому я не знаю, бойкотировала КНДР те игры или нет. Знаю лишь, что южнокорейские студенты выиграли там две бронзовые медали.

Универсиада как тренировка

Хитрюги за спиной

Тяжело пришлось и с Израилем. Опять же, скрепя сердце, решили пригласить и его, поставив перед фактом теперь уже весь арабский мир – объявивший Израилю тотальный бойкот после Шестидневной войны 1967 года. Интересно, как стал бы СССР «обрабатывать» арабов, если бы «война Судного дня» состоялась не в октябре, а, скажем, в марте 1973 года? (Повезло, кстати, нашим и в том плане, что Аугусто Пиночет совершил свой переворот через пару-тройку недель после Универсиады – в сентябре 1973 года.)

Вдобавок евреи поумнее да похитрее корейцев будут. К тому же у них – по сравнению с теми же корейцами – явно другое мнение относительно внутрисоветских реалий. Особенно – в условиях продолжающегося и зорко контролируемого КГБ оттока евреев из СССР в Израиль. И вот студенческая спортивная организация Израиля – наверняка не сама, а с подсказки взрослых, стоящих за спиной с ехидной улыбочкой на устах, – просит об аккредитации на играх группы своих журналистов и работников телевидения.

Естественно, председатель оргкомитета Универсиады, а по совместительству – секретарь ВЦСПС В. Ф. Богатиков счёл такую просьбу явной наглостью. Но, понимая, что дело происходит в 1973 году, – за год до олимпийских выборов, – предложил ЦК КПСС компромиссный вариант: разрешить аккредитовать одного израильского журналиста. «Проси сто, чтобы дали хотя бы двадцать» – этот способ разговора с советскими чиновниками тоже наверняка был хорошо знаком тем, которые – за спиной да с улыбочкой.

Но теперь уже упёрся рогом не Пхеньян, а Москва. ЦК КПСС, посоветовавшись с КГБ и МИД СССР, решил вообще никого из сотрудников израильских СМИ не аккредитовывать. Во-первых, не надо столь уж сильно злить арабов – они, конечно, не соцлагерь, но всё равно. Во-вторых, мол, «регламент Универсиады не предусматривает каких-либо обязательств страны-организатора относительно допуска на эти соревнования представителей иностранной прессы». В-третьих, понятное дело, – сами не хотим.

Не знаю, как израильским студентам, а вот тем, которые с улыбочкой, а также западным СМИ только того и надо было. И пошло-поехало: цензура, отсутствие свободы слова и вообще – антисемитская политика с пятой графой… За год, повторяю, до выборов олимпийской столицы.

Вот и судите теперь сами, в каком случае СССР больше вляпался в политику – с Южной Кореей или с Израилем.

Универсиада как тренировка

Китайские «провинции»

Наряду с Тайванем, существовала и ещё одна – правда, менее проблемная – китайская «провинция»: Гонконг.

В своё время – в 1842 году – Гонконг был захвачен Великобританией и стал её колонией. Но, если точнее, это касалось лишь острова Гонконг и небольшой территории на близлежащем полуострове – Коулун. Очевидно, для размещения и прокормки десанта этого хватало. В 1898 году англичане заключили с маньчжурской империей Цин договор об аренде захваченных ими земель, а также близлежащих территорий на полуострове на 99 лет. Таким образом и был сформирован – как британская колония – тот район, который сегодня принято называть Гонконгом.

Китай как независимое государство появился лишь в 1911 году, но Великобритания вполне готова была признать его «наследником» и отдать Гонконг обратно, когда придёт срок. Однако пропаганда Мао Цзэдуна, разумеется, сложа руки не сидела: на словах Китай не признавал колониальный статус Гонконга, рассматривая его как «отторгнутую территорию». (Скорее всего, это касалось и другой – на сей раз португальской – колонии в Китае: Аомынь. Колонии, надо сказать, древней – аж с 1557 года. В 1999 году – как и Гонконг в 1997 году – Аомынь стал специальным административным районом Китая.)

Впрочем, на деле самостоятельное участие Гонконга в международных соревнованиях, как правило, не вызывало негативной реакции Пекина. И потому пригласить его на Универсиаду – как члена FISU, даром что не независимое государство, – СССР было не так уж и сложно. То ли дело – чанкайшистский Тайвань. Его приглашать не захотели – мол, он не имеет права выступать как национальная федерация, «являясь лишь одной из китайских провинций».

Тут на руку СССР сыграло то обстоятельство, что в 1971 году представитель Тайваня перестал занимать кресло Китая в ООН. То есть мировое сообщество спустя 22 года после окончания гражданской войны в «старом» Китае осознало, что считаться с фактами всё же придётся. И потому «законное общекитайское правительство в изгнании на Тайване» – это уже не модно. (Я понимаю, что многие из вас сейчас подумали: вот бы и с Крымом в 2036 году так же!)

Сегодня Тайвань как отдельное государство признают лишь 17 стран – в основном Центральной Америки, Вест-Индии и Океании. А вот насчёт открытого возмущения FISU по поводу недопуска Тайваня на Универсиаду мне, признаться, ничего не известно. Зато известно, что в следующем году два тайваньских биатлониста попали-таки на чемпионат мира в Раубичах – после того, как Международный союз современного пятиборья и биатлона (UIPMB) пригрозил, что, мол, если СССР их не пригласит, то он, UIPMB, пригласит их от своего имени. Скорее всего, FISU в 1973 году имела такое же право, но – не захотела им пользоваться.

Почему не захотела? У меня на этот счёт имеется своё мнение, но высказывать его в данной статье я считаю преждевременным. Скажу лишь, что причина эта частично раскрыта в следующем разделе. Который, кстати, тоже посвящён продавливанию Советским Союзом своего политического мнения.

Универсиада как тренировка

Накаляем обстановку

В марте 1973 года из Вьетнама были окончательно выведены американские войска. Это привело к тому, что в 1974 году войска Северного Вьетнама (ДРВ) стали всё больше и больше теснить своих противников из Южного Вьетнама (РЮВ) и в конце концов одержали в 1975 году полную победу, взяв столицу РЮВ – Сайгон, ныне известный как Хошимин. В 1976 году Вьетнам объединил свои территории – к вящему удовольствию СССР.

Но это всё произошло чуть позже. А в январе 1973 года в Париже проходили четырёхсторонние переговоры по мирному урегулированию вьетнамской проблемы, на которые были приглашены не только представители США, ДРВ и РЮВ, но и представители так называемого Временного революционного правительства (ВРП) РЮВ – местной оппозиции, недовольной сайгонским режимом. Впрочем, создано это правительство было с помощью ДРВ. Однако на переговорах в Париже представители ВРП РЮВ действовали самостоятельно.

Этим-то и воспользовался СССР для ещё большей чиновничьей хитрости. Ведь приглашать на Универсиаду РЮВ Москве не хотелось в той же степени, что и Тайвань. И объяснение этому нежеланию нашли следующее. В РЮВ, мол, сейчас продолжается гражданская война. Про войну также со стороны ДРВ мы в данном контексте, разумеется, умолчим. В связи с этим в РЮВ существуют два разных правительства, и сей факт уже фактически признан мировым сообществом. А потому – вопрос: кому же из этих двоих посылать приглашение-то? Можно не отвечать, мы ответим сами: дабы не накалять и без того напряжённую обстановку в РЮВ, лучше вообще никого не приглашать.

Ловко? Интересно, современные депутаты Госдумы или им подобные способны на такое? Не уверен. Зато уверен, что они способны на вторую часть той советской хитрости. Пресловутое нежелание накалять обстановку ничуть не помешало ловкачам на голубом глазу пригласить на Универсиаду спортсменов ДРВ. А ведь ДРВ даже не являлась членом FISU! Но последняя, судя по всему, проглотила и это. Эх, ещё раз: кто бы полный список стран достал!..

***

Вот такая вот политическая изнанка была у прообраза Олимпиады-80. А спасибо за её выворачивание нужно говорить человеку, которого давно уже пора популяризировать – да по максимуму. (Что я здесь, на sports.ru, по мере сил и делаю.) Ибо в 2004 году, когда писалась указанная ниже книга, это было так – чтение на любителя. Оттого и тираж книги был минимальным – тысяча экземпляров. Сегодня же он должен составлять, как минимум, миллион экземпляров. И не только этой его книги.

Универсиада как тренировка

Источник: sports.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here

19 + девять =